АРХИВ. Последнее обновление 27.03.2020. Актуальная информация доступна на обновленной версии сайта Банка России.

Интервью директора Департамента противодействия недобросовестным практикам Валерия Ляха агентству ТАСС

Россияне стали лучше понимать, как отличить мошенников

Так называемые черные кредиторы, по оценкам Банка России, составляют основную часть выявленных с начала 2019 года регулятором «нелегалов» на финансовом рынке. И несмотря на то, что благодаря росту финансовой грамотности граждане стали лучше понимать, как отличить мошеннические организации от законопослушных, количество самих мошенников и попавших к ним в сети потребителей остается немаленьким. О том, как ЦБ выявляет недобросовестных участников финрынка и как защитить граждан от их посягательств, в интервью ТАСС рассказал директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях.

— Валерий Владимирович, насколько остро сейчас стоит проблема так называемых черных кредиторов и как идет работа по их выявлению?

— Основное количество нелегальных участников финрынка, которых мы выявили в первом полугодии 2019 года, — это как раз черные кредиторы. Из 1393 нелегально работавших организаций 1024 занимались незаконной выдачей займов. При этом 186 таких организаций незаконно использовали в своих названиях слова «микрофинансовая» или «микрокредитная» компания, 688 — маскировались под таких легальных участников рынка, как ломбарды, лизинговые компании, организации, действующие на основе агентских договоров, и т.д. 150 организаций — это так называемые анонимные кредиторы, они ни на кого не были зарегистрированы, это может быть просто объявление с номером телефона на столбе.

При выявлении нелегальных кредиторов мы сейчас делаем большой акцент на региональную составляющую. У нас уже больше года действует так называемая распределенная региональная модель — в главных управлениях Банка России созданы специальные отделы по противодействию нелегальным практикам и созданы два центра компетенции — в Краснодаре и в Хабаровске. Такая модель позволяет выявлять нелегалов непосредственно на местах, ведь многие мошеннические компании действуют в границах одного-двух регионов. Кроме того, мы тесно взаимодействуем с прокуратурой, МВД, ФАС и их региональными структурами.

— Как часто обращаются сами граждане с жалобами или, может быть, даже сигналами о том, что на рынке появился подозрительный игрок?

— Выявление нелегалов по обращениям граждан — интересный тренд последнего времени. Причем определенный перелом в этом отношении произошел недавно, как раз во втором квартале. Так, если раньше мы в основном получали жалобы на мошеннические организации, то сейчас тон большинства обращений граждан в Банк России сменился. К нам обращаются с вопросами, можно ли с той или иной организацией иметь дело, просто информируют о подозрительных компаниях. Такая активность граждан увеличилась примерно в 1,5 раза. По нашим оценкам, благодаря обращениям граждан ЦБ выявил более 10% финансовых пирамид. Конечно, не все обращения попадают, что называется, «в точку», бывают и ошибочные сигналы. Но мы все равно благодарны потребителям за такую активность. Думаю, в этом заслуга в том числе и кампании по повышению финансовой грамотности. Люди стали лучше понимать, как отличить мошенников.

— По статистике, вы обнаружили более тысячи нелегальных кредиторов. Есть ли статистика, сколько из них было нейтрализовано, вычищено с рынка?

— От 50 до 70% наших материалов, отправленных правоохранителям по нелегалам, приводят к возбуждению административных или уголовных дел либо по ним принимаются другие меры реагирования. Надо, правда, иметь в виду, что некорректно говорить здесь именно о мошеннических организациях, выявленных во втором квартале или даже в этом году. Это растянутый процесс — между выявлением, сбором материала, отправкой его в правоохранительные органы и возбуждением уголовного дела, а тем более — вынесением судебного решения проходит довольно много времени. Но результат все равно значительный, он показывает, что коллеги из правоохранительных органов так же, как и мы, уделяют большое внимание проблеме нелегалов на финансовом рынке.

Кстати, зачастую мошенники быстро сворачивают свою деятельность, как только понимают, что их «засекли». И это тоже важно. Во-первых, чем раньше они прикрыли свою организацию, тем меньше жертв успели обмануть. Во-вторых, такие действия усложняют и делают дороже их деятельность. Значит, работать им менее выгодно.

— Есть понимание, каков объем рынка нелегальных кредиторов и сколько граждан может быть вовлечено в их схемы?

— По экспертным оценкам, примерно четвертая часть потребителей, приходящих на рынок для получения кредита или займа, в конечном итоге оказываются «в руках» нелегальных кредиторов. Это много.

Вопрос, как защитить граждан, уже попавших в такую долговую кабалу, по-прежнему актуален. Недавно вступили в силу поправки в закон, принятые в том числе при поддержке Банка России, которые лишают нелегальных кредиторов права взыскивать долги через суд. Но, к сожалению, норма не работает полностью: нередко судебные органы просто не видят, что истец — это черный кредитор, даже если по нему уже было вынесено решение. И принимают сторону истца. Ответчик-гражданин может просто не знать о своих правах.

— Как регулятор видит решение этой проблемы?

— Прежде всего, информировать — и суды, и граждан. Обращать их внимание, что есть такое право.

— Какие регионы, по оценкам Банка России, являются наиболее проблемными с точки зрения масштабов проблемы черных кредиторов?

— Традиционно больше всего нелегалов, как и пирамид, выявляется в самых крупных регионах. Больше всего их в Центральном федеральном округе. Также выделяются Южный федеральный округ и Урал. Мы уже знаем, что если в этой сфере появилась какая-то тенденция на Юге, то в течение года она обязательно проявится и в Уральском регионе.

— Если сравнить черных кредиторов и финансовые пирамиды, чья деятельность наносит гражданам больший ущерб?

— Нелегальное кредитование более масштабно, в том числе по социальному накалу. Такие услуги часто предлагают под видом легальных, то есть изначально обманывая клиентов. Нередко к нелегальным кредиторам идут люди, уже отягощенные долгами. И делают они это в надежде на то, что «благородные» финансисты помогут им рассчитаться по прежним займам. А на деле получают еще большие проблемы, их долги могут быть переданы нелегальным коллекторам. В финансовые пирамиды — не секрет — многие ввязываются по своей воле, воспринимая их как азартную игру. Другое дело, что потом, потеряв все деньги и иногда даже влезая в долги, такие горе-инвесторы прозревают, говорят, что их обманули.

— Раз мы заговорили о финансовых пирамидах, сейчас можно констатировать сокращение этой части нелегального рынка?

— Крупных финансовых пирамид мы в последнее время не наблюдаем. Новые схемы появляются, но пока они только «раскатываются». Что же касается количества, то во втором квартале мы выявили существенно больше финансовых пирамид, чем в первом. За все первое полугодие выявлено 154 финансовые пирамиды: 61 — в первом квартале, 93 — во втором. Из них 54 — это финансовые пирамиды, которые существовали в форме обществ с ограниченной ответственностью, 42 — интернет-проекты, 18 компаний существовали «под вывеской» микрофинансовых институтов, 29 организаций действовали в иных формах. Больше всего пирамид было выявлено в ЦФО — 22 организации, в Южном федеральном округе и на Урале — по 11−12 пирамид.

Еще одна деталь — 24 интернет-проекта, которые по факту оказались пирамидами, были зарегистрированы за рубежом, в основном — в Великобритании. Как правило, это интернет-проекты, которые пытаются вовлечь людей под видом продажи криптовалюты, инвестиций в новые проекты или на фондовом рынке. Срок жизни финпирамид сейчас — не более полугода.

— А история с «Кэшбери» завершилась?

— Я боюсь, что история с «Кэшбери» может стать такой же «долгоиграющей», как МММ. То есть проект может время от времени появляться вновь, под тем же именем и, может даже, под именем тех же основателей. Это хотя и мошеннический, но раскрученный бренд. И вполне возможно, что его могут использовать для привлечения денег — кстати, на рекламу не так потратятся. Наверняка все еще остались «вкладчики», которые надеются, что им отдадут деньги.

Между прочим, новые организации, работающие под брендом МММ, появляются до сих пор. Причем никакого отношения к МММ они на самом деле не имеют, но используют эту символику и аббревиатуру. Одну такую организацию мы выявили в прошлом квартале — они позиционировали себя как «международная касса взаимопомощи, финансовая социальная сеть» и предлагали «всего за три месяца увеличить свой вклад в восемь раз».

Пирамиды и мошеннические схемы создают талантливые маркетологи, которые умеют лихо раскручиваться буквально на ровном месте. Такую бы энергию, как говорится, да в мирное русло!

— Сколько было выявлено нелегалов на рынке форекс и инвестирования?

— В первом полугодии мы выявили семь нелегальных брокеров, которые занимались псевдоинвестированием денежных средств на финансовом рынке. 81 организация нелегально предлагала услуги на рынке форекс, из них 38 действовали из-за рубежа, но их сайты были рассчитаны на русскоязычную аудиторию. По всем случаям мы инициировали меры по ограничению деятельности нелегальных организаций, обратились в ФинЦЕРТ для разделегирования сайтов.

Ничего нового, надо признать, нелегальные форексеры пока не изобрели. Они могут изображать деятельность на рынке форекс, даже показывать, что у клиента есть прибыль на счете, но как только человек захочет вывести деньги, то счет обнуляется или блокируется, а ваш «персональный менеджер» перестает отвечать на телефон. Для того чтобы заманить клиентов, «подсадить» их на игру, нелегалы предлагают обычно торговлю с огромным плечом — до 500%. В легитимном поле оно ограничено 50%. До сих пор сохраняет популярность схема по привлечению клиентов через так называемые обучающие центры: минут пять там уделяют обучению, а все остальное время вас активно завлекают поиграть.

— У псевдоброкеров региональные особенности есть?

— Запустив проект повышения финансовой доступности на Дальнем Востоке, мы выявили в этом регионе, а именно — на Камчатке, большое количество компаний, которые занимаются посредничеством на рынке страховых услуг. За деньги они предлагали услугу, которая является бесплатной: оформляли людям электронное ОСАГО за вознаграждение, то есть фактически просто набирали номер паспорта и машины на компьютере и делали распечатку, проводя платеж.

И хотя стоимость каждой страховки по ОСАГО увеличивалась не намного, тем не менее это деньги, которые извлекаются из кармана граждан и идут не в компанию, а мошенникам. Это негативно сказывается на репутации финансового рынка и связано с малой информированностью населения. Всего мы обнаружили в этом году 31 нелегального страхового брокера, и бОльшая часть из них действовали на Дальнем Востоке.

Но в то же время мы уже сейчас видим, что проект по повышению финдоступности помогает решить проблему «последней мили» для людей, которые живут в удаленных труднодоступных регионах, — финансовые услуги становятся для них более привычными.

— А конкретные интересные кейсы по псевдоинвестициям были?

— Мошенники всегда чутко реагируют на настроения в обществе и потребности людей, улавливают модные темы. Про якобы инвестиции в криптовалюту слышали практически все. Какое-то время назад было популярно приглашать людей инвестировать в постройку теплиц. В этом году вдруг возникли предложения по «инвестициям» в выращивание клубники. Очень модная тема этого сезона — ветроэлектроэнергетика. То есть деньги на ветер в буквальном смысле слова.

Автор: Рита Шпилевская

ТАСС, 22.07.2019

22 июля 2019 года

× Закрыть