АРХИВ. Последнее обновление 27.03.2020. Актуальная информация доступна на обновленной версии сайта Банка России.

Выступление Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной на заседании Правительства Российской Федерации 25 сентября 2014 года

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, добрый день!

Сегодня на ваше рассмотрение выносится проект Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов, подготовленный на основе анализа текущей экономической ситуации и прогнозов ее развития. Мы рассмотрели три сценария развития экономики.

Базовый сценарий исходит из следующих предпосылок:

  • постепенное восстановление роста мировой экономики и умеренная нисходящая динамика цен на нефть;
  • снижение геополитических рисков и постепенная отмена санкций и ответных внешнеторговых ограничений;
  • не предполагаются повышение налоговой нагрузки и существенные изменения параметров тарифной политики.

В данном сценарии улучшение ожиданий предпринимателей и инвесторов, замедление инфляции, а также смягчение финансовых условий будут способствовать восстановлению как инвестиционной, так и потребительской активности.

Хотя развитие российской экономики в условиях сложившихся структурных ограничений, на наш взгляд, останется инерционным, для того чтобы существенно изменить структурные тренды, потребуется не один год, тем не менее вклад в рост инвестиций будет вносить прежде всего реализация инфраструктурных проектов, включая проект сотрудничества с Китаем в сфере экспорта энергоносителей. По оценкам, сокращение инвестиций в основной капитал прекратится в 2015 году, а в 2016–2017 годах темпы роста инвестиций будут постепенно увеличиваться. Важным фактором реализации этого сценария и в целом выхода в будущем на более высокие темпы экономического роста является создание условий для масштабного роста частных инвестиций.

В 2015 году продолжится замедление роста потребительских расходов в условиях снижения темпов роста заработной платы и насыщения рынка потребительского кредитования. В 2016–2017 годах мы ожидаем постепенного восстановления.

В базовом сценарии ожидается снижение инфляции до 4,5–5,0% по итогам 2015 года, до 3,7–4,2% в 2016–2017 годах. Темпы прироста ВВП после уровня 0,4% в 2014 году повысятся до 1,0% в 2015 году, 1,9% в 2016 году и 2,3% в 2017 году. Рост денежной массы ускорится. Темп роста кредитования экономики сохранится на уровне, сопоставимом с 2014 годом. По платежному балансу мы ожидаем снижения положительного сальдо текущего счета до 15 млрд. долларов в 2017 году и постепенного сокращения оттока частного капитала.

По мере стабилизации и последующего снижения инфляционных ожиданий в течение 2015 года в этом сценарии предполагается постепенное смягчение денежно-кредитной политики. Чем более выраженной будет тенденция к снижению инфляции и инфляционных ожиданий, тем более мягкой может быть денежно-кредитная политика. Однако существенное отклонение инфляции и инфляционных ожиданий вверх от прогнозной траектории будет являться основанием для ужесточения политики или сохранения текущей направленности политики на более длительную перспективу.

Как в базовом, так и в других сценариях мы продолжим использовать специальные программы рефинансирования для стимулирования отдельных сегментов кредитного рынка, развитие которых сдерживается именно структурными факторами, прежде всего кредитование инвестиционных проектов, проектного финансирования. Банк России будет на постоянной основе осуществлять мониторинг реализации указанных программ и в случае необходимости корректировать их параметры. В этой области мы ожидаем от Правительства принятия решения о правилах отбора таких инвестпроектов. Наш базовый сценарий по своим ключевым предпосылкам очень близок к базовому сценарию Минэкономразвития.

Альтернативные сценарии II и III основаны на более негативных предпосылках.

В варианте II предполагается более длительное действие внешнеторговых ограничений, а также повышение налоговой нагрузки на экономику, что приведет к усилению оттока частного капитала. Изменение курса рубля, с одной стороны, частично компенсирует негативное влияние внешних условий, оказывая поддержку экономической активности через увеличение чистого экспорта, однако в то же время приведет к повышению инфляционного давления. В этих условиях в 2015–2016 годах инфляция будет находиться выше целевых значений.

Снижение инфляции в этом случае будет происходить в течение более продолжительного периода, чем в базовом сценарии. Прогнозируется, что инфляция составит 6–6,5% в 2015 году, 4,5–5,0% в 2016 и 4,0–4,5% в 2017 году. Темп прироста ВВП составит чуть меньшие величины, чем в базовом сценарии: 0,9% в 2015 году, 1,5 и 1,9% в 2016 и 2017 годах соответственно.

В случае реализации данного сценария Банк России будет уделять повышенное внимание поддержанию финансовой стабильности и будет готов использовать дополнительные инструменты, в том числе нестандартные.

Вариант III дополнительно ко второму варианту предполагает более выраженное снижение цен на нефть — до 87 долларов в 2017 году. В данном случае ожидается более значительное замедление роста экономики.

Денежно-кредитная политика будет проводиться таким образом, чтобы сдержать инфляцию и при этом не допустить чрезмерного охлаждения экономики. Особое внимание в третьем сценарии также будет уделяться финансовой стабильности, недопущению снижения доверия к национальной финансовой системе и национальной валюте. Будет использоваться широкий спектр инструментов, а также международные резервы для устранения рисков финансовой нестабильности.

В настоящее время Банк России дополнительно прорабатывает четвертый, стрессовый сценарий, который предполагает резкое и более существенное падение цены на нефть на прогнозном горизонте. Мы рассматриваем возможность включения данного сценария в документ на следующем этапе доработки проекта Основных направлений.

Как и планировалось ранее, Банк России предполагает завершить многолетний переход к режиму таргетирования инфляции.

Почему мы не откладываем это решение?

На наш взгляд, именно сейчас оно своевременно, потому что этот режим создает условия для снижения долгосрочных процентных ставок и стимулирования роста инвестиций. Если будет проводиться последовательная политика по снижению инфляции, то на временные негативные факторы будут реагировать ставки по краткосрочным, а не долгосрочным кредитам, что будет способствовать развитию инвестиционного кредитования, которое так необходимо экономике.

Таким образом, смысл таргетирования инфляции не просто в механическом снижении инфляции до целевого уровня, а именно в создании предсказуемых финансовых условий.

Дмитрий Анатольевич, Вы уже об этом говорили — о том, что по опросам инфляция не только остается проблемой номер один для населения, но и становится все более острой. Для 71% населения это самая беспокоящая проблема. Высокая инфляция съедает заработные платы и пенсии, обесценивает сбережения.

В прошлом году в Основных направлениях денежно-кредитной политики были установлены целевые показатели инфляции: 5% на 2014 год, 4,5% на 2015 год и 4% на 2016 год.

В настоящее время инфляция под воздействием в основном внешних и непредвиденных факторов существенно ускорилась, и уже очевидно, что по итогам 2014 года цель в 5% не может быть достигнута. По нашей оценке, инфляция будет 7,5% и может быть даже выше. Тем не менее мы предлагаем не менять уже установленные ориентиры на 2015 и 2016 годы, несмотря на то что есть риски их недостижения. Мы должны не подгонять цель к факту, а объяснять, почему она не достигнута, в какой период времени и за счет чего инфляция выйдет на нормальную траекторию, а нормальным уровнем мы считаем для нашей экономики 4% и предлагаем сделать этот целевой ориентир постоянным на среднесрочную перспективу.

Важно также подчеркнуть, что Банк России не намерен снижать инфляцию в короткие сроки и любой ценой, чего многие опасаются. Это будет происходить постепенно, на протяжении 2–3 лет. Естественно, мы будем — и сейчас это делаем — принимать во внимание состояние экономики России и перспективы ее развития.

При принятии решений мы всегда учитываем особенности динамики инфляции в России, а именно то, что значительный вклад в нее вносят немонетарные факторы. Поэтому, по мнению Банка России, очень важна сдержанность по тарифам и налоговым новациям, и режим таргетирования инфляции выбран в том числе и потому, что это гибкая стратегия. В рамках этого режима допускаются временные отклонения инфляции от цели под действием краткосрочных немонетарных факторов.

Поддерживать инфляцию на целевом уровне в каждый момент времени невозможно, поэтому мы указываем наиболее вероятный диапазон, в котором могут происходить колебания инфляции под влиянием непредвиденных факторов, — он составляет плюс-минус полтора процентного пункта в соответствии с Основными направлениями.

Уровень инфляции 4%, как среднесрочный, оценивается нами как реалистичный без создания рисков существенного охлаждения экономики. Напомню, до того как инфляция резко ускорилась в 2014 году под действием непредвиденных внешних факторов, она уже была близка к 6%.

Большинство центральных банков, таргетирующих инфляцию, имеют среднесрочные цели. Уровень цели по инфляции в развитых странах составляет около 2%, а в странах с формирующимися рынками, как правило, выше — порядка 3–4,5%. При инфляционном таргетировании основным каналом воздействия политики Банка России на экономику и рост цен являются процентные ставки.

Мы стремимся не допустить резких скачков ставок денежного рынка, поэтому, в отличие, например, от периода до 2009 года, когда было более жесткое регулирование валютного курса, колебания процентных ставок стали меньше.

Переход к режиму плавающего валютного курса является необходимым условием эффективного управления процентными ставками. Вместе с тем плавающий валютный курс не означает полного отказа Банка России от проведения операций на валютном рынке. Меняется цель таких операций — мы их будем проводить для обеспечения финансовой стабильности.

В связи со снижением темпов экономического роста сейчас активно обсуждается вопрос о применении мер денежно-кредитной политики для его стимулирования. По оценке Банка России, замедление роста в значительной степени обусловлено структурными факторами. Устранить влияние этих факторов денежно-кредитная политика не может. Мы не можем расти и дальше экстенсивно — рост может быть только на базе увеличения производительности труда и эффективности. На это указывает как динамика безработицы, которая сохраняется вблизи исторически низких уровней, так и другие, косвенные показатели. Так, доля работников, занятых неполное рабочее время, остается низкой, а средняя загрузка рабочей силы в часах — достаточно высокой.

Пока рост экономической активности не сопровождается соответствующим увеличением темпов роста производительности труда. Они остаются ниже докризисных уровней, поэтому нужна, на наш взгляд, «расшивка» узких мест на рынке труда, повышение производственной и территориальной мобильности.

Теперь о взаимосвязи денежно-кредитной политики и доступности кредитов. Действительно, процентные ставки по кредитам, особенно на инвестиционные цели, высокие. Мало длинных кредитов. Однако нужно отдавать себе отчет в том, что снижение ставок по кредитам лишь частично может быть достигнуто за счет денежно-кредитной политики и требует комплексного подхода, включающего целый ряд структурных изменений, прежде всего в реальном секторе экономики.

Чего можно добиться мерами ДКП и что мы намерены делать? Прежде всего — снижать инфляцию. Ставки будут снижаться в меру снижения инфляции.

Как правило, инфляция задает нижнюю планку ставок по кредитам. Почему? Потому что инфляция задает нижнюю планку ставок по депозитам. Если мы хотим, чтобы коммерческие банки не были просто распределителями по экономике денежных средств, напечатанных Центральным банком Российской Федерации, а были рыночным институтом и осуществляли финансовое посредничество (в чем суть банковского бизнеса), то нам придется с этим считаться. Граждане и предприятия не понесут свои сбережения в банки, если процентная ставка не будет хотя бы покрывать инфляцию.

Тем не менее, понимая, что есть проблема курицы и яйца, что нельзя запускать инвестиционный процесс без длинных дешевых денег и что длинные деньги не появятся без экономического роста, Банк России запустил нестандартные инструменты предоставления ликвидности банкам: у нас регулярные трехмесячные аукционы (были введены год назад), годовые аукционы, рефинансирование на полтора года по фиксированным ставкам. Весной мы приняли решение о трехлетнем инструменте под инвестиционные проекты по ключевой ставке минус один процентный пункт. Ведем работу по снижению зависимости от рейтингов международных агентств.

Чего Банк России не может делать? Безусловно, Центральный банк Российской Федерации не может напрямую регулировать ставки банков. Банк России не может заставить банки выдавать дешевые кредиты заемщикам, если высоки риски их невозврата, потому что, в конечном счете, деньги надо возвращать вкладчику. Нужен набор мер, который позволит экономике предъявлять для финансирования банками высокоэффективные проекты с низким риском невозврата кредита.

К чему может привести попытка стимулировать кредитование самым легким способом — через снижение ключевой ставки Банка России? Если даже коммерческие банки будут получать средства от Банка России под 4–6%, то вряд ли они дадут кредиты предприятиям с высокой долговой нагрузкой, с непонятными перспективами сбыта продукции. Если не будет хорошо структурированных инвестиционных проектов, то доля инвестиционных кредитов не увеличится, зато увеличатся возможности спекуляций за счет заемных средств против рубля. Выданные кредиты уйдут на валютный рынок, в отток капитала и в инфляцию. Если этот процесс будет принимать масштабный характер, создаст риски долларизации депозитов и ухода в наличную валюту, Центральный банк Российской Федерации будет вынужден тратить золотовалютные резервы и повышать ставки. И от благих намерений мы получим лишь ухудшение ситуации.

Поэтому, наверное, логично, что большинство тех, кто предлагает смягчить денежно-кредитную политику, не обходятся без необходимого в этом случае введения валютных ограничений. Это будет крайне негативно воспринято инвесторами, которые будут искать способы обойти ограничения, и, на наш взгляд, введение валютных ограничений — нецелесообразный путь.

В заключение лишь еще раз подчеркну, что вклад Банка России в обеспечение устойчивого роста экономики в соответствии с законом заключается в поддержке ценовой стабильности, которая способствует сохранению покупательной способности национальной валюты, снижению экономической неопределенности и формированию долгосрочных сбережений и инвестиций. Именно этот подход мы закладываем в проект Основных направлений денежно-кредитной политики, который будет сейчас проходить дальнейшее обсуждение. Мы будем вносить в него изменения, в том числе по итогам сегодняшнего заседания.

Спасибо за внимание!

25 сентября 2014 года

× Закрыть