АРХИВ. Последнее обновление 27.03.2020. Актуальная информация доступна на обновленной версии сайта Банка России.

Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на пленарном заседании Государственной Думы РФ 30 мая 2019 года

Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня я представляю отчет о деятельности Банка России в 2018 году.

Отчет был направлен в Государственную Думу три недели назад, мы с вами общались в рамках рабочих групп, встреч с фракциями, объединенного заседания профильных комитетов. И позвольте поблагодарить вас за столь внимательное отношение, глубокое погружение в нашу работу.

Я остановлюсь на приоритетных направлениях нашей деятельности, которые определены Конституцией и законом о Центральном банке, связаны с достижением национальных целей развития в соответствии с майским указом Президента и стратегическими задачами Банка России.

Я начну с денежно-кредитной политики. Основная цель — инфляция вблизи 4%. Она также обозначена в указе Президента. Низкая инфляция — залог развития долгосрочных инвестиций и роста благосостояния граждан.

Цели по инфляции мы впервые достигли в 2017 году, в тот срок, когда и обещали. С этого момента наша политика — удерживать инфляцию постоянно вблизи этого уровня.

Если в 2017 — начале 2018 года и внутренние, и внешние факторы складывались благополучно, мы могли понижать ключевую ставку, то во второй половине 2018 года появились существенные инфляционные риски. В их числе — рост цен на бензин, ослабление обменного курса рубля как из-за оттока капитала с развивающихся рынков, так и вследствие обострения геополитического фона, решение о повышении НДС.

В денежно-кредитной политике мы действовали на упреждение, на упреждение реализации этих рисков. Наша ключевая ставка влияет на будущую, а не на текущую инфляцию. В результате мы повысили ставку на 0,5 процентного пункта. Этого было достаточно, чтобы инфляция отклонилась от цели незначительно, по нижней границе нашего прогноза, и быстро начала возвращаться к цели. Более того, именно оперативное реагирование позволило нам обойтись не таким существенным повышением ставки.

Это показало, в частности, что инструментарий нашей денежно-кредитной политики работает так, как и планировалось, справляется с вызовами и позволяет сохранять стабильные условия для развития экономики.

Данные за март и апрель говорят, что месячные темпы роста цен (с поправкой на сезонность) по всем основным группам товаров и услуг уже опустились до уровня нашей цели. Годовая инфляция вернется к цели в первой половине 2020 года.

Сейчас, когда требовавшие нашего вмешательства проинфляционные факторы в основном себя исчерпали, мы считаем возможным вернуться к понижению ставки во II–III квартале.

Финансовая стабильность

Здесь, как вы знаете, могут быть и внутренние, и внешние риски.

Один из инструментов в руках Центрального банка для контроля внешних рисков финансовой стабильности — это золотовалютные резервы. С учетом геополитического фона, нестабильности нефтяной конъюнктуры мы накапливаем золотовалютные резервы. Сейчас уровень резервов составляет 491 млрд долларов США, что уже очень близко к ориентиру в 500 млрд долларов США, который мы указывали несколько лет назад. Мы проводим политику диверсификации резервов, чтобы обеспечить и надежность хранения резервов, и возможность воспользоваться ими в любой момент. Мы нарастили долю золота и юаня, снизили долю доллара США.

Мы продолжаем политику дедолларизации, или правильнее сказать — девалютизации, финансовой системы, доля валютных кредитов и депозитов снижается. Внешний долг также продолжает снижаться — за год он сократился на 12,4%. В отношениях с основными торговыми партнерами развиваются расчеты в национальных валютах. Эти меры в совокупности снижают для нашей страны внешние риски и экономической, и политической природы.

На внутреннем рынке меры по укреплению финансовой стабильности связаны с охлаждением наиболее рискованных сегментов рынка, недопущением формирования пузырей.

В фокусе нашего особого внимания находится ипотека с низким первоначальным взносом — до 20%. Как вы помните, именно рискованная ипотека стала причиной финансового кризиса в США, который затем распространился на весь мир. Мы ввели повышенные коэффициенты для банков по выдаче такой ипотеки.

Для рынка потребительского кредитования с осени этого года вводится показатель долговой нагрузки граждан — отношение долга к доходу, который должны будут учитывать и банки, и микрофинансовые организации, когда выдают займы. Такая мера должна ограничить рост закредитованности граждан: если человек набрал больше кредитов, чем может обслуживать, это угрожает его личному благополучию, а для банков — это угроза их устойчивости.

Мы считаем такой шаг своевременным, потому что рынок потребительского кредитования растет быстро — быстрее, чем кредитование предприятий, и мы не должны упустить контроль над ситуацией с розничным кредитованием. Если мерить в среднем по стране уровень долговой нагрузки населения, то он может показаться небольшим, сейчас он около 10%, то есть такую часть своего дохода люди в среднем направляют на выплаты по кредитам. Но если рассмотреть этот показатель только для тех, кто берет кредиты, то им приходится направлять на погашение кредитов уже 44% своего дохода. И поэтому нужен расчет долговой нагрузки каждого конкретного заемщика.

Развитие банковского сектора

В прошедшем году банки наращивали кредитование, снижали ставки по кредитам. Кредитование экономики выросло на 5,8% против 3,7% в 2017 году. За первые четыре месяца этого года корпоративные кредиты выросли на 2,5% (напомню: за аналогичный период прошлого года это было 2,3%).

Ставки по кредитам снижались большую часть года — до того, как начали расти инфляционные риски и Банк России повысил ключевую ставку. Сейчас мы ожидаем, что ставки вновь начнут уменьшаться на базе снижения инфляции.

Банки имеют возможности дальнейшего наращивания кредитования — у них есть и капитал, и ликвидность. Мы внедряем меры стимулирующего регулирования, которые должны сделать кредитование именно реального сектора более привлекательным.

Повышенное внимание мы уделяем кредитованию малого бизнеса. Упрощаем для банков регуляторные требования именно в том, что касается выдачи кредитов для малого и среднего бизнеса. Это в том числе и возможности для секьюритизации, и пониженные коэффициенты риска для «хороших» ссуд для малого бизнеса, и возможность для банков оценивать состояние клиента — малого бизнеса, основываясь на широком круге данных, не заставляя малые предприятия готовить сложный пакет документов.

Также было введено страхование средств на счетах малого бизнеса в банках — спасибо большое депутатам за принятие этого закона. Это тоже фактор развития малого предпринимательства.

В прошлом году мы перешли к пропорциональному регулированию в банковской сфере. 142 банка сейчас имеют базовые лицензии. Приоритетная задача для таких банков — как раз кредитование малого и среднего бизнеса. Мы и на площадках банковских ассоциаций, и на площадке Банка России обсуждаем с этой категорией банков их проблемы, будем готовы донастраивать наше регулирование, чтобы создать для них оптимальные условия для работы с малым и средним бизнесом.

Теперь об ипотеке. Это самый социально значимый вид кредитования. Ипотека росла высокими темпами в прошлом году, ставки по ипотеке также снижались большую часть года. Сейчас после короткого периода роста — с исторически низкого уровня в 9,4% у нас рост был до 10,4% — банки вновь начали объявлять о снижении ставок. Ипотека — это долгосрочные кредиты, и ставки по ним зависят и от инфляции, и от инфляционных ожиданий. Поэтому наша денежно-кредитная политика как раз направлена на сохранение стабильно низкой в долгосрочном плане инфляции. Это основной фактор снижения ставок по ипотечным жилищным кредитам. И мы считаем совершенно реальным достижение уровня ставок по ипотеке до 8% в срок, определенный указом Президента.

Банковское кредитование — это, конечно, важный, но не единственный источник финансовых ресурсов для бизнеса. Для решения национальной задачи по повышению инвестиций в основной капитал до 25% важны и долговые (заемные), и долевые (это участие в капитале) инструменты привлечения финансирования для компаний. Линейку таких инструментов мы уже расширили. Мы меняем регулирование, с тем чтобы процесс выпуска ценных бумаг становился и проще, и быстрее для эмитентов. Уже есть возможность регистрировать программы облигаций, что значительно снижает процедурные издержки. В ближайшем будущем появится возможность электронной регистрации эмиссии. Облигации сейчас составляют уже 18% в общем объеме заимствований предприятий — это больше 7 трлн рублей. Поэтому когда мы говорим о доступности заемных средств для наших предприятий, нужно иметь в виду не только банковское кредитование, но и возможности роста корпоративных облигаций.

Но кроме заемного финансирования, конечно, очень важно привлекать предприятиям деньги в капитал. И здесь, для того чтобы привлекать акционерное финансирование, принципиальное значение имеет улучшение корпоративного управления. Инвесторы будут вкладывать деньги в те предприятия, которые они понимают, как устроены, понимают, что права их защищены, понимают, как они могут зарабатывать. И в публичных компаниях в связи с этим усилена и дальше будет усиливаться контрольная и стратегическая роль советов директоров. Потому что член совета директоров — это не должность свадебного генерала, как иногда воспринимают, это реальная ответственность за развитие компании. Создаются институты управления рисками, внутреннего контроля, внутреннего аудита, лучшим образом защищаются дивидендные права акционеров.

И последнее про банковский сектор — результаты санации крупных кредитных организаций по новому механизму. В прошлом году мы фактически завершили санации трех крупных банковских групп и Азиатско-Тихоокеанского банка. С созданием банка непрофильных и проблемных активов все санированные банки уже работают на рынке, соблюдая все нормативы. Можно сказать, что наиболее сложный этап оздоровления банковского сектора пройден. Конечно, он не был безболезненным и бесплатным. В прошлом году Банк России показал убытки, связанные с проведением санаций и формированием банка непрофильных активов. Но убытки на балансе Банка России — это, по сути, отсутствие потерь вкладчиков и банкротств предпринимателей, которые держали деньги на счетах в этих банках. Мы избежали бОльших потерь для экономики и эффекта домино на финансовом рынке. Сейчас наша задача — вернуть как можно большую часть потраченных средств через продажу этих банков и работу с непрофильными активами.

Страховой рынок

В прошлом году началась реформа ОСАГО. Первый ее этап (а это — расширение тарифного коридора, совершенствование применения коэффициента бонус-малус, уточнение категорий водителей) уже привел к некоторому снижению стоимости ОСАГО практически во всех регионах, среднее по стране снижение стоимости полиса составило почти 4%. Следующий этап — это индивидуализация тарифов для водителей, что должно окончательно решить те проблемы, с которыми люди сталкиваются в ОСАГО. В первую очередь покончить с несправедливостью, когда аккуратные ответственные водители платили за тех, кто водит рискованно и часто попадает в аварии.

О микрофинансовых организациях

Рынок микрофинансирования в прошлые годы, да и сейчас, был и является объектом вполне справедливой критики — ростовщические проценты, невообразимые штрафы и пени. Здесь мы значительно ужесточили регулирование микрофинансовых организаций. Сейчас на рынке в два раза меньше таких организаций, чем было пять лет назад. Ставки теперь по закону будут ограничиваться 1% в день, полная стоимость займа с учетом всех возможных штрафов и пеней — 1,5 суммами займа. При таких условиях люди действительно смогут решать свои временные финансовые трудности с помощью микрофинансирования, не оказываясь в итоге в худшей ситуации.

Далее. Мы считаем одной из своих приоритетных задач предотвращение потерь экономики от незаконных операций, а граждан — от мошенничества.

Объем сомнительных операций в финансовой системе в прошлом году продолжал снижаться, это устойчивый тренд последних лет. И вы здесь видите на слайдах именно данные за несколько лет. Объем обналичивания снизился в два раза, незаконного вывоза средств за рубеж — на 20%. Это цифры прошлого года.

По мере развития цифровых технологий увеличиваются и потенциальные киберриски. Мы контролируем киберустойчивость финансовых организаций. У Банка России налажен постоянный мониторинг кибератак, есть система информационного обмена и поддержки участников рынка.

В том, что касается защиты граждан от мошенничества, наша задача — сократить до минимума время от выявления финансовой пирамиды или организации, которая нелегально предоставляет финансовые услуги, до их ликвидации. Это требует масштабного мониторинга. В прошлом году мы создали два специализированных центра на базе наших отделений в Краснодаре и в Хабаровске, что позволило повысить оперативность выявления мошеннических организаций. В прошлом году так было выявлено 168 пирамид, что на четверть больше, чем годом ранее.

Мы активно здесь сотрудничаем с правоохранительными органами, в том числе в регионах. Именно на правоохранительных органах лежит функция пресечения деятельности этих незаконных организаций.

Большую опасность для граждан представляют черные кредиторы, которые часто под вывеской микрофинансовых организаций (почему и такая критика на микрофинансовые организации) предлагают займы, иногда под залог жилья, а потом требуют с людей безумные деньги. В основном черные кредиторы действуют через Интернет, и нам надо остановить этот процесс, поэтому мы просим дать полномочия Центральному банку в том числе по оперативной блокировке сайтов, где рекламируются незаконные финансовые организации.

Соответствующий законопроект уже направлен в Государственную Думу, мы очень рассчитываем на вашу поддержку.

Чтобы снизить вероятность того, что человек попадет в ловушку черных кредиторов, с прошлого года мы ведем проект с «Яндексом» по маркировке сайтов легальных микрофинансовых организаций (у них специальные значки), которые заслуживают доверия, которые в реестре Центрального банка. Мы обсуждаем аналогичные проекты сейчас и с другими поисковыми системами.

Развитие карты «Мир»

На настоящий момент выпущено уже более 59 млн карт, доля карты «Мир» и в эмиссии, и в безналичных операциях постоянно возрастает. Люди по всей стране пользуются картами ежедневно, в том числе более чем в половине регионов на базе карты «Мир» работают транспортные карты, а в нескольких регионах — и социальные карты жителей. И мы рассчитываем, что это будет развиваться.

Прием карты «Мир» обеспечивается в государствах Евразийского экономического союза, стартовал в Турции (мы в прошлом году говорили о том, что мы ведем переговоры). А сейчас в ближайших планах — прием в популярных у туристов странах дальнего зарубежья, расширение приема в странах СНГ.

Развитие безналичных платежей не ограничивается картами «Мир».

В прошлом году мы завершили разработку, а в начале этого года запустили специальный проект — Система быстрых платежей (СБП) Банка России.

Сейчас к системе подключены 14 банков, еще 114 подали заявки на подключение. В начале следующего года, по нашим оценкам, будут подключены более 250 банков. Позднее будут подключаться только совсем небольшие банки с базовой лицензией, которым нужно больше времени для того, чтобы внедрять изменения.

По нашим оценкам, внедрение этой Системы быстрых платежей позволит снизить более чем в 2–3 раза тарифы на переводы средств между физическими лицами.

Следующий этап развития системы, над которым мы работаем, — это возможность оплаты товаров и услуг через Систему быстрых платежей. Эта возможность, во-первых, поддержит тренд на рост безналичных платежей, тем более что тарифы через СБП для торгово-сервисных предприятий будут ниже, чем эквайринговые. Вы помните, как остро эта тема обсуждается.

В прошлом году также была создана система единой биометрической идентификации для получения финансовых услуг. Сейчас сдать биометрию можно в отделениях 146 банков, к концу года будет можно соответствии с нормативными документами во всех банках с универсальной лицензией. В скором времени появится возможность сдавать биометрию и через МФЦ, чтобы получать не только финансовые, но и государственные услуги, другие государственные услуги в цифровом виде. И с учетом этих факторов мы ожидаем значимого роста использования биометрии в следующем году.

В прошлом году на базе технологии блокчейн мы совместно с Ассоциацией финансовых технологий и участниками рынка запустили проект «Мастерчейн» — это усовершенствованная система записи транзакций. На мастерчейне уже реализуется проект электронной закладной совместно с Росреестром.

Защита прав граждан

Теперь о защите прав граждан. Это одна из наиболее болезненных для потребителей ситуаций на финансовых рынках, хотя и более редкая — когда люди теряют незастрахованную часть вклада в банках, у которых мы отзываем лицензию. Здесь я хотела привлечь ваше внимание, потому что этот вопрос много ставился в ходе наших обсуждений по изменению системы страхования вкладов. Вот если смотреть по количеству счетов вкладчиков, то 99,5% полностью покрываются страховой защитой в рамках системы страхования вкладов в размере 1,4 млн рублей. Но по объему — это только 57,4% вкладов. Это показывает, что, с одной стороны, существующий объем страховых выплат обеспечивает защиту всех средств массового вкладчика (еще раз — 99,5%), а с другой стороны — что люди в общем-то хорошо информированы и обычно не держат на депозитах суммы, превышающие 1,4 млн рублей. Должны ли мы увеличивать страховое покрытие в такой ситуации? Конечно, речь не может идти об очень богатых людях, на мой взгляд, они могут сами управлять своими рисками, но мы считаем обоснованным более внимательно посмотреть на ситуацию, когда у человека на счету в одном банке оказалась большая сумма в силу стечения обстоятельств, он не имел возможности и времени распорядиться средствами, а у банка была отозвана лицензия. И для подобных случаев мы считаем правильным увеличить сумму страховых возмещений. С такой инициативой выступили депутаты, мы ее поддерживаем.

Каких жизненных ситуаций это касается? Наследство, страховые или социальные выплаты, выплаты по решению суда, средства от продажи недвижимости и ряд других — в этих случаях мы считаем возможным увеличить сумму страхового возмещения до 10 млн рублей.

Следующий аспект защиты прав граждан — это поведенческий надзор. Это — система контроля за добросовестностью финансовых организаций при продажах, заключении договоров и выполнении своих обязательств. Всю ли информацию раскрывает продавец о потенциальных рисках, когда продает продукт? Честно ли говорит о доходности? Не навязывает ли ненужных услуг клиенту? В прошлом году мы вынуждены были обратить внимание на то, как продают полисы страхования жизни, было очень много жалоб, когда людей заманивали обещаниями высокой доходности, а в итоге они получили меньше, чем если бы положили деньги на депозит в банке. Инвестиционное страхование жизни росло опережающими темпами, и объем собранных страховых премий достиг больших сумм. Сейчас на этом рынке происходит снижение: минус 27% — это I квартал 2018 года к I кварталу 2019 года. И это ожидаемо. Это следствие и разочарования людей в этом продукте, и ужесточения требования со стороны регулятора. Мы хотим здорового роста финансового рынка, а не такого, который основан на обмане. Поэтому пусть будут более умеренные темпы, но рынок будет развиваться абсолютно здоровым способом.

В прошлом году был создан институт финансового уполномоченного — финомбудсмена. Был принят специальный закон, который мы много лет с вами обсуждали. И сейчас его деятельность разворачивается, и она должна повысить уровень защиты прав потребителей. Для граждан это будет более простая и короткая процедура разрешения спорных ситуаций с финансовыми организациями. Мы понимаем, что в спорах с финансовой организацией человек обычно оказывается слабой стороной, и здесь у него появляется защита.

Мы продолжаем развивать программы по финансовой грамотности, тоже было много вопросов на эту тему. Без информирования и просвещения населения защита прав граждан со стороны регулятора не будет достаточно эффективной. Мы взаимодействуем и с Министерством просвещения. Модуль по финансовой грамотности вошел в школьную программу (уже 29 тыс. учебных заведений — это около 70% от всех средних школ — имеют этот модуль), мы проводим онлайн- и очные семинары и лекции для населения, у нас действуют и специальные программы — для детей-сирот, пожилых людей. Мы размещаем рекламные материалы в том числе в транспорте. Большая работа развернута на площадке наших региональных подразделений. И мы считаем это очень важным.

И в завершение несколько слов о развитии финансовой доступности. Вопрос, который волнует многих депутатов, вопрос, который ставился на встречах практически с каждой фракцией, потому что эта тема волнует избирателей.

В целом проникновение финансовых сервисов, если брать в целом по стране, у нас на достойном уровне, новые технологии у нас развиваются быстрее, чем во многих странах мира. И это, конечно, расширяет возможности для граждан и бизнеса. Но это, конечно, в среднем и это происходит в больших городах. Но в ряде регионов — с большим числом труднодоступных и малонаселенных пунктов, в сельской местности — уровень доступности финансовых услуг невысок. И проблема там остается острая: поэтому мы в прошлом году приняли специальную программу, рассчитанную на три года, по повышению финансовой доступности и разворачиваем работу по каждому региону с учетом специфики региона.

Наши основные меры: взаимодействие с крупнейшими банками, которые имеют реальную сеть по всей стране, с тем чтобы они сохраняли присутствие в таких населенных пунктах до появления альтернатив, в том числе через мобильные офисы и многофункциональные автоматические устройства, новые форматы — простые операции через отделения почты, возможность выдачи наличных через торговые точки. Это теперь разрешено. Развитие дистанционных услуг — здесь у нас уже проект с «Ростелекомом». Мы подписали соглашение для того, чтобы в эти точки в приоритетном порядке проводить Интернет. У нас был запущен в прошлом году пилотный проект по повышению финансовой доступности в Дальневосточном федеральном округе, сейчас запускается в Южном федеральном округе. В этих округах проблемы финдоступности мы видим острее, чем в других.

Дальнейшее расширение возможностей для граждан мы, конечно, связываем в целом с развитием новых технологий. Сейчас дистанционными финансовыми услугами пользуется 45% потребителей, показатель вырос за три года в два раза. Это хороший показатель, потому что были сомнения, все ли люди готовы пользоваться дистанционными услугами. И мы видим, что готовность такая растет. И именно поэтому мы так много усилий прилагаем к развитию технологий в финансах: я уже называла и биометрическую идентификацию, и Систему быстрых платежей, и маркетплейсы финансовых услуг. Здесь мы благодарны Думе за работу по этим проектам. Это сложные проекты, но, на наш взгляд, абсолютно необходимые для развития технологий, в том числе для повышения доступности финансовых услуг, чтобы у нас не было этого разрыва между продвинутыми городами и регионами и между теми, где услуги недоступны. Подводя итог своему выступлению, я хотела бы сказать, что мы продолжим последовательную работу по всем направлениям, за которые отвечает Центральный банк, — и по денежно-кредитной политике, и по оздоровлению и укреплению финансовых рынков, формированию конкурентной среды, развитию национальной финансовой инфраструктуры, повышению качества и снижению цены финансовых услуг для граждан и бизнеса.

Еще раз я хотела бы поблагодарить Государственную Думу за взаимодействие с Банком России, большую работу по совершенствованию законодательства на финансовом рынке. Это значительный вклад в укрепление нашей финансовой системы, ее способности поддерживать экономический рост и повышать благосостояние наших граждан.

Спасибо за внимание.

× Закрыть